Сергей Новожилов: как кинофестивали помогают русским на Дальнем Востоке


    Сергей Новожилов: как кинофестивали помогают русским на Дальнем Востоке

— Сергей Владимирович, в интернете часто пишут о том, что с Дальнего Востока многие уезжают. А вместо коренных жителей постепенно заселяются китайцы. А каково ваше мнение?

— Я пока не вижу, чтобы народ активно уезжал, и не все так плохо, как пишут в интернете, не всему стоит верить. В Приамурье достаточно ресурсов, чтобы со временем поднять социально — экономический уровень жизни, обеспечить материальную базу, чтобы люди уверенно себя чувствовали, чтобы людей рождалось больше.

Но надо работать над этим дальше, решать проблемы планомерно. А когда говорят, что, например, в Благовещенске много китайцев, то мне не кажется это странным, ведь город приграничный. Если, к примеру, мы возьмем Калининград, то разве в нем мало поляков или литовцев? Ни у кого большое количество приезжих в Калининграде и его пригородах не вызывает никакой паники.

Просто китайцы у всех на слуху, всех пугают непонятные иероглифы, порой странные традиции, поэтому много нареканий: «Вот придут в Россию китайцы, все заполонят и нас съедят». Это, конечно же, преувеличение.

За два десятилетия я исколесил весь Китай, у меня масса друзей среди китайцев, никогда не чувствовал в китайцах недругов или агрессоров. Есть некоторые недостатки, например, для китайской культуры традиционна мощнейшая бюрократия.

Лично с этим столкнулся во время производства совместного российско-китайского фильма «Песня Лингшуи». Это история любви русской девушки и китайского парня. Съемки проходили в провинциальном китайском курортном городке Лингшуи на острове Хайнань. Простая история, а на переговоры ушло целых два года! Своеобразная проверка на терпение, но я понял, это не попытка утопить проект в бумагах, а связано с тем, что у китайцев принято согласовывать буквально все по каждому пункту и по каждой инстанции. Но зато, когда поставлена последняя подпись, китайские специалисты работают очень быстро и четко.

Также китайцы очень дисциплинированный народ, они неукоснительно выполняют все предписания. Для нас это немного странно. Они четко соблюдают правила, которые сами придумали.

Вот сейчас, например, пока в КНР не искоренят последний вирус, они не отменят ограничения, все будут четко соблюдать дисциплину.

Сейчас границы КНР полностью закрыты. Мы надеемся, что границы откроются и китайские кинематографисты приедут к нам в гости на фестиваль.

— А как вы вообще решились на столь масштабное мероприятие, как «Амурская осень»? Многим продюсерам в Москве не удается устроить подобные фестивали.

— Решение было принять непросто. В 2002 году я находился на перепутье, раздумывал уходить из «Киношока», и в этот момент мои друзья-журналисты, с которыми меня познакомила Валентина Талызина, пригласили меня в Благовещенск. А так как рядом через реку Амур находится Китай, а я по первой профессии историк, много занимался русской эмиграцией, то мне захотелось заодно побывать в Харбине и Пекине.

В ту поездку почему-то Китай мне не очень приглянулся, впервые столкнулся с «морем черных голов», везде люди, шумно, суетно. Харбин мне не понравился. А вот Пекин на меня произвел более положительное впечатление, они тогда готовились к Олимпиаде, и город показалось мне интересным. Обратно я возвращался через Благовещенск.

Перед поездкой Светлана Крючкова и Лия Ахеджакова посоветовали мне присмотреться пристальнее к городу, они очень хвалили Благовещенск и его жителей. Я прогулялся по городу, переночевал в нем, и мне действительно приглянулась его неспешная, светлая атмосфера. Сказал своим друзьям-журналистам: «Вот бы здесь устроить какой-нибудь кинофестиваль…» И они познакомили меня с тогдашним мэром Александром Михайловичем Калядиным, который сразу загорелся этой идеей. И мы решили провести «Эхо Киношока». Произошло это осенью 2002 года.

Мы высадились в Благовещенск потрясающим «десантом»: Георгий Жжёнов, Инна Макарова, Наталья Крачковская, Андрей Руденский, Наталья Аринбасарова, Наталья Варлей, Ольга Будина, Ивар Калныньш, Борис Хмельницкий, и город прямо расцвел. Вдруг я увидел искреннюю реакцию жителей Благовещенска, с таким отношением сталкивался только на первом «Созвездии» в Твери, когда весь город просто жил тем фестивалем.

И на первом «Эхе Киношока» помню, когда мы шли от мэрии Благовещенска до филармонии, даже курсанты, стоявшие в оцеплении, брали автографы у артистов. Для благовещенцев фестиваль был настоящим праздником.

После такого успеха состоялся разговор с мэром, как нам создать не чье-то «эхо», а свой фестиваль. Как организовать его на высшем уровне, чтобы не хуже столицы или, например, Сочи. Конечно, я понимал все сопряженные с этим проблемы, в первую очередь удаленность Благовещенска от культурных центров. Не каждый захочет лететь восемь часов в один конец, чтобы несколько дней провести на фестивале, а потом столько же лететь обратно. Но у нас был серьезный козырь, чем заманить артистов на Дальний Восток — большую роль сыграли ознакомительные поездки в Китай. И в 2003 году состоялся первый фестиваль, который мы назвали «Амурская осень».

— Ваш фестиваль единственный в стране, который проводит конкурс антрепризных спектаклей. Насколько высок уровень этих представлений и пользуется ли он успехом у местных жителей?

— Мы начали проводить этот конкурс с 2004 года. И за эти годы конкурс стал настолько популярен, что иногда благовещенцы не могут попасть на тот или иной спектакль. Зрители из самых разных дальневосточных регионов заранее бронируют билеты и приезжают на спектакли. Когда задумывался конкурс антрепризных спектаклей, прекрасно осознавал, что это за явление. Понимал, что оно очень разнородно, недаром многие интеллектуалы отмахиваются от таких спектаклей, говоря, что всё в них творчески убого, некачественно. С такими критиканами в корне не согласен. Есть у нас хорошие антрепренеры, которые привлекают талантливых постановщиков. А уж «звездный» актерский состав для такого рода спектаклей абсолютно необходимое условие. Поэтому за годы работы фестиваля привез порядка двухсот постановок.

Кстати, именно благодаря конкурсу антреприз звезды едут к нам с огромным удовольствием. Они с радостью везут свои спектакли и встречаются со зрителями.

Потому поездки в Китай стали уходить на второй план. Нас нередко упрекали в том, что артисты едут к нам только за покупками, но сегодня шопингом уже никого не удивишь. А вот конкурс антреприз, как вы заметили, оказался единственным в стране, и кого только за эти годы у нас не было в гостях!

Могу с гордостью сказать, что Благовещенск стал избалованным, публика видела очень многих знаменитостей. На пятом фестивале «Амурская осень» на сценических площадках Благовещенска стояли и Сергей Безруков, и Людмила Гурченко, и Нина Ургант, и Валерий Золотухин, и Александр Домогаров, и Барбара Брыльска. Приезжали Гойко Митич и Ким Ки Дук, я уже не говорю про китайских и японских коллег. А когда на церемонии открытия итальянская дива Джина Лолобриджида вышла на сцену, чтобы представить панораму итальянского кино, даже Юлий Гусман сказал: «Не понимаю, где я — в Москве или на Дальнем Востоке». Наш десятый фестиваль посетил Пьер Ришар, он представил свой фильм и долго общался со зрителями.

Читайте также »   "Петр и Феврония": во МХАТе очередная премьера

Мы стараемся, хоть это и очень затратно, каждый год привозить в Благовещенск панораму зарубежного кино и иностранную «звезду».

А в Китае мы начали проводить отдельную российско-китайскую программу, конкурс «короткого метра» в Шеньяне. Благодаря этому мы привлекли внимание китайских властей. И в Харбине китайские друзья привели в порядок русское кладбище. Затем состоялось перезахоронение останков советских воинов, освобождавших Маньчжурию. С русским Харбином мы наладили тесное культурное сотрудничество.

— Фестивальная кинопрограмма достаточно обширная, а какой процент премьерных показов? Российские продюсеры и режиссеры отдают свои фильмы сразу после производства или желают еще поездить по другим фестивалям до поездки на Дальний Восток?

— Поначалу премьер практически не было. Но буквально три года назад ситуация поменялась, у нас в конкурсе появились премьеры российских картин. И согласитесь, это приятно, когда многие российские кинематографисты отдают свои картины в первую очередь нам. Мы это всячески культивируем и поощряем денежными призами. У нас есть два конкурса: короткометражных фильмов и полнометражных картин. Пока нет конкурса документального кино и анимации, но я не исключаю, что со временем мы придем к этим видам кинематографа. Огромная заслуга в том, что фестиваль становится интереснее и авторитетнее, принадлежит в первую очередь нашему программному директору — Александре Жуковой.

К сожалению, пока мы не можем позволить себе принимать большие делегации, но всегда кто-то из кинематографистов обязательно представляет картину в конкурсе, так что отечественные кинематографисты приезжают к нам с удовольствием.

— Какие сложности встречаются во время организации подобных фестивалей?

— Что касается сложностей, то у нас их всегда достаточно. Когда в 2013 году в Приамурье случилось наводнение и местные власти не смогли оказать нам поддержку, то я взял финансовое бремя полностью на себя. Вся команда работала бесплатно, мы закончили работу с огромными долгами, но мы не могли оставить регион без праздника. Перед тем, как вести артистов, спросил у местных жителей, может, им будет не до того. Но меня попросили не лишать людей радости, от нас ждали слов сочувствия. На тот момент амурчанам как воздух необходима была эмоциональная поддержка.

— Актеры приехали без гонораров?

— Многие приехали бескорыстно, остались еще идеалисты… Артисты должны зарабатывать, никто не спорит, но мне кажется, что должна быть некая соразмерность и адекватность. Мы все-таки не в Голливуде. Понятно, что на фестивали, которые проходят в столицах, на Черном море, стараются приехать все, но надо понимать, что Россия — не только Москва и Питер, не только город Сочи. А остальные жители России разве не имеют права на свой праздник? Я очень полюбил дальневосточников, они понимают, что живут далеко от Москвы. И им вдвойне приятно, что о них помнят и не оставляют вниманием. Благовещенск не исключение, это и Хабаровск, и Владивосток, и Сахалин, и Анадырь, давайте не будем забывать, что Россия занимает огромную территорию, и Дальний Восток важен для страны.

Возвращаясь к вашему первому вопросу, если мы говорим о том, что надо удерживать наших людей на Дальнем Востоке и развивать этот регион, то его нужно, прежде всего, развивать культурно. Необходимо сделать все, чтобы жители Дальнего Востока не хотели оттуда уезжать. Деньги деньгами, но рабочий день заканчивается, и нужна духовная жизнь. И здесь, мне кажется, должен быть комплексный подход. Чтобы уменьшить отток населения, людей что-то должно держать, например, в Приамурье, помимо денег и прочих материальных благ. К своему огромному удовлетворению отметил, что в Благовещенске много молодежи, есть хорошие школы, четыре больших вуза, и очень хотелось, чтобы у молодого поколения появилась возможность для самореализации.

Кстати, в Благовещенске прекрасный театр драмы. От себя хочу сказать, что город Благовещенск благоустраивается, в нем много строек, дороги ремонтируются. Если вы обратите внимание, то появилась роскошная набережная, по которой приятно гулять. Новое руководство много делает для того, чтобы город развивался, вижу реальные шаги. Понятно, что в глаза бросаются небоскребы на противоположной стороне Амура, но я-то помню город Хэйхэ, в котором ничего не было. Сейчас в Китае другие деньги, небоскребы растут как грибы, все в ярких огнях. А раньше Благовещенск был недосягаем для Хэйхэ. Кстати, стоит только отъехать немного от Хэйхэ, и там не все так фешенебельно, как кажется издалека…

Мне Благовещенск лег на душу, хоть я в нем и не родился, но не зря он называется городом «благой вести». Мне показался он родным и близким, там даже проблемы как-то решаются легче, чем где-либо.

— С годами меняются форматы и способы подачи культурной информации. Как вы думаете, сколько еще лет ваш фестиваль будет интересен обществу и каких изменений в целом можно ожидать в этом направлении?

— Вы знаете, мы каждый год пытаемся изобретать что-то новое. У нас есть «Звездный шатер», где мы собираем известных артистов, они встречаются со зрителями и отвечают на вопросы. Мы стали показывать фильмы под открытым небом, у нас есть мастер-классы, у нас есть «Ледовое шоу», проводим разнообразные творческие вечера. Организовываем массовые походы школьников в кино на панораму детских фильмов. Студентов знакомим с последними работами итальянских, французских, китайских кинематографистов, в которых поднимаются злободневные актуальные проблемы.

Мы единственный фестиваль, который охватывает абсолютно все двадцать восемь районов Амурской области. Как в старые добрые советские времена, мы ездим с концертной бригадой артистов, потому что не каждый амурчанин в силу различных обстоятельств может позволить себе дальнюю поездку в город.

Российские кинематографисты показывают в Китае свои новые фильмы. А мы в свою очередь показываем наши не только новые фильмы, но и старое советское кино, которое обожает китайский зритель. Например, фильм «А зори здесь тихие…» до сих пор собирает полные залы.

Мне кажется, что фестивали будут жить и дальше, и именно в девяностые годы благодаря фестивальному движению российский кинематограф выжил. Сегодня большинство картин также доходят до зрителя именно с фестивальных экранов, эта форма показов будет интересна всегда.

Думаю, что фестивали никогда не умрут. Фестиваль — это не просто кинопоказ, это как раз живое общение, а человек — существо общественное, ему нужен социальный контакт. Понятно, что с годами фестивали будут трансформироваться, придет много неожиданного, нового.

У нас молодая команда, мы все время ориентируемся на молодежь. Это не значит, что мне все нравится, но не учитывать изменения нельзя. Поэтому стараемся соответствовать времени, ведь наша цель понятна — развитие благоприятного культурного климата во всем дальневосточном регионе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *